У русского человека самооценка не такая, как у англичанина. Как это влияет на его карьеру?

Как наши культурные особенности влияют на нашу способность добиться успеха в новой стране?

Докторант Университета Восточной Англии Наталья Мосунова и психолог Ксения Зенкова-Конти проанализировали психологические, культурные и социальные факторы, влияющие на процесс интеграции в среде вообще и в бизнес-среде в частности. И оказалось, что успех интеграции во многом зависит от самооценки и уверенности в себе, но вот их понимание в различных культурах отличается фундаментально. 

В этой статье они рассказывают, как эти различия выражаются на практике, когда русские люди интегрируются в западное общество.

Что такое самооценка и что такое уверенность в себе

Интересно, что большинство российских респондентов* эти два понятия либо не разделяют, либо считают их взаимосвязанными, как курицу и яйцо. А это не так.

При всем множестве определений того и другого есть четкое разграничение.  Самооценка относится к личности, это понятие внутреннее, выражающее представление о самом себе и  чувства к самому себе. Это ответ на вопрос: «Кто я?». Формируется самооценка очень рано – с рождения и в первые годы жизни. Когда говорят о необходимости принятия себя, о том, что нужно «полюбить себя», говорят о самооценке, потому что самооценка – это и есть признание ценности своей личности. Самооценка довольно ригидна. На нее практически не влияет успешность, число достижений и внешние оценки.

Уверенность в себе – понятие в большей степени внешнее, связанное с приобретенными в течение жизни знаниями и умениями. Отвечает на вопрос: «Что я могу?» и формируется на более поздних этапах развития по мере того, как человек учится и достигает успехов. Это понятие гораздо более гибкое и подвижное, чем самооценка, и может меняться в течение жизни в зависимости от обстоятельств и опыта успешности.

Можно ли обладать высокой самооценкой, не имея достижений?

Конечно. Можно быть молочником и развозить по утрам заказы своим клиентам, ощущая бесконечное достоинство и уважение к себе и своему делу. Можно ли окончить пару-тройку престижных учебных заведений, получить степень, выучить в совершенстве несколько языков, сделать завидную карьеру и при этом жить в уверенности, что «что-то со мной не так»? Тоже можно.

Конечно, во втором случае уверенность в своих силах будет создавать жизненную опору. Однако она так и не станет заменой высокой самооценки, как это нередко бывает у выходцев с просторов бывшего СССР.

Можно быть молочником и ощущать бесконечное достоинство и уважение к своему делу. А можно окончить пару-тройку престижных учебных заведений, получить степень, сделать завидную карьеру и при этом жить в уверенности, что «что-то со мной не так».

На что влияет самооценка?

Прежде всего, на самоощущение – понимание и адекватную оценку своих сильных и слабых сторон, достоинство, довольство собой. Во-вторых, на взаимоотношения с людьми. Ведь глубинное (а не декларативное) признание своей ценности как личности, уважение к ней и, как следствие, умение выстраивать ее границы ведет к тому, что и другие будут признавать эту ценность и уважать границы. У людей с низкой самооценкой удовлетворенность отношениями всегда ниже, чем у людей с высокой самооценкой. Часто есть ощущение недостатка уважения со стороны кого-либо, постоянных посягательств на интересы, невнимания к мнению. Мир в целом воспринимается как более враждебный, и человек тратит силы на готовность защищаться и доказывать свою ценность и право на уважение.

Но вернемся к вопросу интеграции. В чем проявляется наше разное отношение к самооценке и уверенности в себе? Во многих аспектах, с которыми придется столкнуться эмигранту, в том числе и в нашем отношении к социальному и карьерному росту.

Наши – карьеристы. И вот как это получилось

Доводилось ли вам сравнивать подход к поступлению выпускников школ в высшие учебные заведения на Западе и в России? На Западе (речь скорее о европейском среднем классе) при всем уважении к институту высшего образования выпускники тратят больше времени на самоопределение и подготовку – иногда до нескольких лет. При этом факт непоступления сразу после выпуска из школы не является трагедией и позором для семьи. В России пропуск даже одного года воспринимается с большим напряжением, а родители уже готовы оплакивать судьбу будущего «лузера».

Те, у кого есть опыт работы в международных компаниях, вероятно, заметили, что для работников западных компаний отсутствие головокружительной карьеры при прочих удовлетворяющих условиях – не повод искать новое место. Занимать на протяжении нескольких десятилетий одну и ту же должность торгового представителя или ассистента – обычный и довольно частый выбор, не влияющий на самоотношение. Российские работники редко представляют себя на работе вне движения вверх или вширь и ставят себе высокие планки, привязывая их к возрасту или к сроку работы в компании. Особенно заметна эта разница на международных мероприятиях корпораций. Там, где европейские департаменты представлены людьми элегантного возраста, их российские коллеги часто едва-едва достигают 30 лет.

В западном обществе факт непоступления сразу после школы не является трагедией и позором для семьи. В России пропуск даже одного года воспринимается с большим напряжением, а родители уже готовы оплакивать судьбу будущего «лузера».

Хорошо это или плохо? Ни то и ни другое. Мы лишь подчеркиваем разницу важности достижений и важности той внешней надстройки, которой является уверенность в себе, в разных странах и культурах. Об этой разнице важно помнить при планировании своей карьеры в западных офисах. Это поможет избежать фрустрации: движение вверх может оказаться намного медленнее, чем в российских дивизионах тех же компаний.

Влияние коллективистских ценностей

Еще один фактор, влияющий и на то, как мы себя ощущаем, и на то, насколько ожидаемо и приемлемо для новой среды мы выражаем себя, – исторический. Десятилетия доминирования коллективистских ценностей в России привели к тому, что ценность личности индивидуума девальвирована, тогда  как очевидное отличие британцев – индивидуализм. Разумеется, такая разница в подходах не может не сказаться на воспитании детей и, как следствие, на их самооценке в течение всей жизни.

Складывается впечатление, что успехи и достижения (победы в спорте, «пятерки» в школе, игра на музыкальном инструменте и еще персональная выставка в городской галерее) для тех, кто родился в СССР, служат заменой базовой самоценности – стабильно хорошей самооценки. В то время как в европейской культуре достоинство существует отдельно от багажа достижений, что не исключает уважения к ним, если таковые имеются.

С чем сталкивается человек, интегрирующийся в западное общество?

С недостатком собственной самооценки, потому что в новой среде имеющийся опыт и достижения пересматриваются и переоцениваются, неизбежно выявляется дефицит знаний и умений в какой-либо области – языковой, культурной, профессиональной, и уверенность в себе, как качество подвижное, снижается. А в отсутствии достаточно хорошей самооценки потеря уверенности в себе переживается особенно остро и болезненно.

Что делать, если самооценка трудно поддается изменению, особенно самостоятельному?

Важно помнить, что:

  • не обязательно нравиться всем. Если вы кому-то нравитесь, то где-то за углом есть люди, которых вы бесите. Но ожидать уважения к себе и своим желаниям и потребностям теперь обязательно;
  • адаптация и интеграция не означают, что себя нужно ломать и переделывать (так тоже можно, если хотите, но нам не нравится). Адаптироваться – не значит стать удобным и жертвовать своими интересами;
  • адаптация и интеграция не означают ни отказа от культуры, ни отказа от собственной индивидуальности: если вам нравится быть скептичным или мрачным, будьте. Выученные улыбки делу не помогут.

И раз уж мы так прекрасны в стремительных карьерах и интеллектуальных прорывах, наращивать и укреплять уверенность в себе и собственных силах можно, овладевая новой информацией и умениями. Кроме того, отсутствие высокой самооценки можно компенсировать хорошими коммуникационными навыками, которые здорово улучшают взаимоотношения с окружающими.

Как можно улучшить свои коммуникационные навыки в другой среде и не сойти с ума от стеснения?

Для начала можно просто следовать поведению новых знакомых: ‘Si fueris Romae, Romano vivito more; si fueris alibi, vivito sicut ibi’ («Если ты в Риме — живи как римлянин; в других местах живи как местный»). Любые наши проявления вызывают какую-то реакцию сообщества. А при любви британцев к жизни небольших communities (кварталов или деревень) часто бывает достаточно выбрать постоянный паб, петь гимны в местном соборе на Рождество или присоединиться к организации фестивалей, парадов и маскарадов.

Копирование поведения окружающих (или ‘fake it till you make it’) – приемлемый и безопасный способ адаптации и на работе. Если все в пятницу пошли в паб – присоединяйтесь, даже если вам кажется, что ваши интересы не особо совпадают. Если коллега спрашивает, не захватить ли вам кофе – предложите в следующий раз то же самое.

Этот способ комфортен даже для тех, кто в себя совсем не верит. Если вы вышли на сцену/поле/корт/офисную кухню, окружающие видят не третьеклассника Колю, который опять хуже всех написал контрольную и приготовился к критике, а своих. Или тех, кого надо любить и кем надо восхищаться. Это не сделает вас другой личностью и не повысит самооценку, но облегчит процесс адаптации и интеграции.

У русского человека самооценка не такая, как у англичанина. Как это влияет на его карьеру?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.